Сказки и быль

Объявление


Приветствуем Вас на словесной ролевой игре по мотивам книг Владислава Крапивина.
Даже если вы пока еще не знаете, что такое Кристалл и Дорога, Вам нужно всего лишь ознакомиться с Матчастью. После этого Вы сможете без труда ориентироваться в мире, созданном АМС на основе "Вселенной Крапивина". Прочтите Правила, заполните Анкету - и в путь, через Безлюдные Пространства в славный город Аркан. Пограничники-койво, наделенные способностью проникать в иные миры, лоцманы-проводники, взрослые, не забывшие, как сами были детьми, и просто девчонки и мальчишки, какими когда-то были мы с Вами - всем найдется место в нашем игровом мире. Оставайтесь с нами, будет интересно.


У нас:
  • Дата: летние каникулы, с июня по август.
  • Погода: традиционная для этих широт. Тепло и даже жарко, солнечно; дожди выпадают редко, в основном слепые, после которых в полнеба радуга. Теплая вода в море, лимане и речках, нагретый солнцем песок пляжей, огромные ночные звезды, горячий ветер, пахнущий степными травами. Благодать, да и только.
  • Основные игровые события:
    Кто сказал, что девчонки не любят приключения? Еще как любят! Подружки Зойка и Инка с удовольствием докажут вам это. Их ведь хлебом не корми - дай только ввязаться во что-то загадочное и захватывающее. А вот Дан с Пеплом, может, и не хотели бы оказаться непонятно как неизвестно где, но их мнения об этом никто не спросил. Результат - знакомство с братом Алексеем, с механиком Лаевским и его подопечным Лето, прикосновение к их тайне. Что будет дальше - узнаете сами. Читайте нас, присоединяйтесь к игре и приключайтесь вместе с нами!
  • Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Сказки и быль » Архив » Одинокая лодка моя.


    Одинокая лодка моя.

    Сообщений 31 страница 32 из 32

    1

    1. Время действия: утро после ночлега на Биостанции.

        2. Место действия: окрестности Аркана.

        3. Погода: солнечно, жарко, ярко.

        4. Действующие лица: Пепел, Дан, НПС.

        5. Синопсис: Пепел решает перегнать лодку на биостанцию. Дан не остается в стороне. Тем более, что им нужно  наедине, без посторонних ушей, многое  продумать и обсудить.

        6. Необходимость и степень мастерского участия: не нужно.

    Эпизод завершен.

    31

    Ему хочется застрять у рисунков, и по ним составить мозаику здешней истории, но брат Алексей влечет из с Даном дальше, в трапезную - и Йорик идет следом, и шаги его звучат непривычно гулко и четко, потому что Храм отражает их, усиливает присутствие, а вокруг - запахи из кадильниц, и Храм - он еще и Маяк. Есть от чего потерять голову, если твоё собственное, навсегда потерянное, просыпается от звука шагов по твоему же настоящему.
    Они приходят в трапезную, и к этому моменту Иероним окончательно погряз в собственном внутреннем раздрае. А там тоже, между прочим, всё как положено - и девушка... Марта, он расслышал - спрашивает о напитках, Дан помогает ей накрывать на стол, а Пепел застрял, как идиот, столбом, стоит и ничего не делает. А надо хотя бы ответить. Хотя бы.
    - Чай. - Улыбаясь криво, уголком рта, отвечает Пепел, и молча включается в процесс накрытия стола. Стоять в стороне ему не позволяет совесть, проявить какие-либо эмоции - невеселые мысли и далекие думы.
    Тарелки выставляются на стол, возникают пузатые кружки и чайник - незамысловатые приметы уюта мира и гостеприимства - здесь, в храме Хранителей - всё-таки Хранителей - как и положено, гостей встречают теплом. К своему позору, Йорик слишком ошеломлен громадностью Бытия, чтобы заметить и взгляд Марты, и подмигивания Дана - он просто старается быть правильным гостем. Затем, когда стол уже накрыт, он, точно очнувшись, замирает и ждет, когда хозяева - брат Алексей и Марта - может быть, сестра Марта, кто она здесь? - сядут за стол первыми, отдавая дань уважения. У него чешется язык, ему хочется засыпать Служителя вопросами о местном мире, о здешней вере, о том, что происходит - но он терпит и молчит. Негоже.
    И только когда хозяева садятся, он сам занимает место за столом. Йорик складывает ладони лодочкой перед грудью и произносит:
    - Благодарю Храм и Очаг за открытость и щедрость. - Еще ритуальная фраза. В своё время Пепел был завсегдатаем в храме-маяке рядом с гимназией, где старый и добродушный, похожий на высокого, но всё-таки гнома - лукавый прищур, окладистая борода - служитель Байез, вообще-то, тоже "Брат Байез", но для окрестных огольцов неизменно - "дедушка" - усаживал их, собравшихся к нему в гости, за стол, и говорил, что правильно благодарить за угощение нужно именно так, если уж ты в гостях у Хранителей. И традиция эта как минимум старше Князя Островов, и едва ли не ровесница Итудана Стража. И, снова вынырнув из далекого, полузабытого, почти сказочного - простым человеческим:
    - Спасибо вам. - Это уже Алексею и Марте. И улыбнуться получается - нормально.

    32

    Глядя, как Пепел помогал Марте накрывать на стол, Дан неожиданно для себя заметил, что девушка  если и моложе парня, то ненамного. Может, на год-два. При этом он вдруг почувствовал себя совсем старым. Древним ископаемым вроде давно вымершего динозавра.
    Интересно, а здесь тоже был когда-то каменный век? Бродили всякие разные  ящеры, наступал ледниковый период, люди происходили от обезьян...
    На этом капитан прервал свои историко-палеонтологически размышления. Потому что в теорию Дарвина верил с трудом. Точнее, не верил вообще.  У него на этот счет была своя теория, о которой он предпочитал не распространяться.
    Марта принесла тарелки с кашей, хлеб - душистый, похоже еще теплый, пирог, кофейник и бутылку с молоком.  Брат Алексей улыбнулся ей, и пригласил всех к столу.
    Может, благодарность за хлеб на этой Грани звучала не слово в слово так, как ее произнес Пепел. Но смысл ее наверняка был таким же, потому что сказанное братом Алексеем вслед за ним по сути было логическим завершением  ритуального текста:
    - И пусть каждый найдет здесь то нужное его душе и телу, что сможет дать ему эта обитель.
    - Спасибо,  - вслед за Пеплом повторил Ильин.
    Они ели и слушали Марту: она рассказывала о предстоящей летней практике. Видимо, девушка училась в каком-то институте искусств, то ли в театральном, то ли  в каком-то музыкальном. Во время практики они должны были работать в  коммуне, где жили  одинокие старики. Наверное, это  было то самое заведение,  которое на Грани Дана называлось  когда-то "богадельней". Здесь стариков не оставляли без внимания: по словам девушки, у них совсем недавно были на практике студенты медики, сейчас там находились ребята, изучавшие старинные ремесла, а за ними наступала их очередь.
    - Марта - будущий хормейстер, - пояснил  брат Алексей.
    Вероятно, поймал незаданный вопрос гостей, читавшийся на их лицах.
    - Их группа на практике будет разучивать со стариками новые песни и записывать те старые, которые они помнят. Марта уже сейчас руководит хором при  храме. Готовит хористов к конкурсу, который будет  в первый день осени. А еще она хорошо поет. И я очень надеюсь уговорить ее подготовить сольную программу и выступить с ней на празднике Дня Города. У нас его празднуют в день летнего солнцестояния.
    Щеки Марты сравнялись цветом с косынкой на ее волосах.
    - Брат Алексей... дядь Алик... ну, вот зачем ты опять? Одну песню, не больше.
    Взгляд из-под полуопущенных ресниц полетел в строну Пепла будто стрела, выпущенная из лука.
    - А вы придете на праздник?
    Было понятно, что это "вы" адресовалось  одному только  Пеплу.  Дан не стал отвечать девушке - притворился слепо-глухо-немой  макакой, вобравшей в одну  себя все то, что обычно изображали три фигурки обезьянок. Сделал вид, что всецело поглощен поеданием пирога, который и правда был очень вкусным.
    Брат Алексей встал из-за стола первым.
    - Простите, но  мне придется вас покинуть. Ко мне сейчас должен прийти ученик.  А вы не спешите, ешьте спокойно. Если нужно что-то узнать о городе, как что-то найти, куда-то пройти - спрашивайте Марту. Она местная, родилась и выросла здесь, знает каждый камешек, каждую тропинку.
    Уже на выходе из трапезной он обернулся к ним:
    - Доброй вам Дороги. И пусть она еще не раз приведет вас сюда.

    От их помощи в уборке со стола Марта отказалась. Зато попросила  помочь прочистить засорившийся слив в раковине. Дан охотно взялся за дело, и пока он орудовал вантузом и куском проволоки, она рассказывала им об учебе, о поселке, куда они должны были поехать на практику, о своих родителях, приходившихся дальними родственниками  брату Алексею. Они  работали в детском санатории, мать была кастеляншей, отец электриком. Еще у Марты была собака  - шпиц по имени Пончик, обожавший яблоки.
    Предъявив девушке прочищенный слив, Дан незаметно подтолкнул Пепла и взглядом указал ему на солнце. Время пролетело совершенно незаметно, и пора было отправляться  в обратный путь, на биостанцию.
    Марта  спустилась с ними к лодке и помахала им вслед, когда они отчалили. Какое-то время Ильин следил за тем, как она поднималась по тропинке вверх по склону. Ее красная косынка издали напоминала летящий по ветру лепесток мака. Но вскоре девушка  скрылась из виду, и остаток пути Дан просто  рассматривал берег, мимо которого они плыли. За всю дорогу они с Пеплом перебросились едва ли парой фраз.  Капитан понимал, что творилось в душе у парня после посещения храма, и предпочел не донимать его распросами.
    Успеем еще поговорить. 


    Вы здесь » Сказки и быль » Архив » Одинокая лодка моя.


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC