Сказки и быль

Объявление


Приветствуем Вас на словесной ролевой игре по мотивам книг Владислава Крапивина.
Даже если вы пока еще не знаете, что такое Кристалл и Дорога, Вам нужно всего лишь ознакомиться с Матчастью. После этого Вы сможете без труда ориентироваться в мире, созданном АМС на основе "Вселенной Крапивина". Прочтите Правила, заполните Анкету - и в путь, через Безлюдные Пространства в славный город Аркан. Пограничники-койво, наделенные способностью проникать в иные миры, лоцманы-проводники, взрослые, не забывшие, как сами были детьми, и просто девчонки и мальчишки, какими когда-то были мы с Вами - всем найдется место в нашем игровом мире. Оставайтесь с нами, будет интересно.


У нас:
  • Дата: летние каникулы, с июня по август.
  • Погода: традиционная для этих широт. Тепло и даже жарко, солнечно; дожди выпадают редко, в основном слепые, после которых в полнеба радуга. Теплая вода в море, лимане и речках, нагретый солнцем песок пляжей, огромные ночные звезды, горячий ветер, пахнущий степными травами. Благодать, да и только.
  • Основные игровые события:
    Кто сказал, что девчонки не любят приключения? Еще как любят! Подружки Зойка и Инка с удовольствием докажут вам это. Их ведь хлебом не корми - дай только ввязаться во что-то загадочное и захватывающее. А вот Дан с Пеплом, может, и не хотели бы оказаться непонятно как неизвестно где, но их мнения об этом никто не спросил. Результат - знакомство с братом Алексеем, с механиком Лаевским и его подопечным Лето, прикосновение к их тайне. Что будет дальше - узнаете сами. Читайте нас, присоединяйтесь к игре и приключайтесь вместе с нами!
  • Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Сказки и быль » Настоящее » Чужаки в чужом доме.


    Чужаки в чужом доме.

    Сообщений 1 страница 10 из 10

    1

    1. Время действия:
    Ночь с 11 на 12 июня, 76 год от Раскола.

    2. Место действия:
    Аркан, особняк Лаевского.

    3. Погода:
    Ясно, легкий бриз.

    4. Действующие лица:
    Пепел, Дан

    5. Синопсис:
    Два попаданца решают, как дальше жить. Заодно понимая, что попаданцы они из очень разных мест.

    6. Необходимость и степень мастерского участия:
    Разберемся по ходу дела Ж)

    2

    Лаевский ушел спать первым. Пока его постояльцы споласкивались под душем в ванной комнате, он разогрел на сковородке котлеты, переданные Томой, приготовил чай. А когда с ужином было практически покончено, задремал с чашкой в руке. Дан уже собрался разбудить его, но это не понадобилось. Пальцы задремавшего механика дрогнули, подостывший чай выплеснулся на колени, и Тадеуш проснулся. Негромко выругался, поставил чашку на столешницу, повертел головой, разминая шею, и встал из-за стола.
    - Вы уж извините, парни, но я пойду спать. Что-то умаялся сегодня.
    - Конечно, - откликнулся Дан.
    - Спасибо. Спокойной ночи. Мы все уберем и тоже на боковую.
    Разложенные кресла оказались очень удобными. С постельными принадлежностями у Лаевского было не густо,  но по простыне он гостям выделил. Прикрывавшие кресла покрывала заменили одеяла, хотя, по мнению Илая, в них нужды не было. Ночь была теплой, в открытые окна влетал пахнущий морем ветерок, доносил откуда-то отголоски музыки. В кустах рядом с домом стрекотали сверчки. А еще совершенно одуряюще пахли какие-то ночные цветы. Дан хорошо знал, как они выглядят: четырехлепестковые, невзрачные какие-то, невнятного цвета -  то ли слегка розоватые, то ли сиреневатые. Но вот их название он так и не смог вспомнить, сколько ни пытался. 
    Сначала Илай прилег. Полежал, прислушиваясь к ощущениям. Спать совершенно не хотелось. Хотелось курить. Он поворочался с боку на бок, сел на своем ложе, покосился в сторону Пепла. Прислушался к его дыханию.
    - Пепел, не спишь? Может, покурим?

    3

    Пепел еще раз скромно благодарит Лаевского за кров и заботу на прощание и желает ему хороших снов. Пора и им, закончив с уборкой на кухне, располагаться на ночлег в башенке, которую сам Пепел находит какой-то... сказочной, что ли - или романтической. Сам это старый дом точно из доброй сказки, хотя живет в нем, казалось бы, не волшебник, а механик... который по совместительству странник между мирами. Как и его гости. Так что - ну да, всё сходится. Только сказки у них какие-то страшноватые, а не добрые.

    Йорик раздевается и ложится спать, но сон как-то не идет. В полудрёме он размышляет о случившемся с ним в этом мире. И о том, что эта Грань очень непохожа и на его родную, и на высокоразвитую вторую Двухмирья, которую он знает больше понаслышке. И в то же время - ах, как многое и знакомо здесь, в особенности природа. Южный край Империи или Республики, приморский. Дальше - Острова...
    Нет тут никаких Островов. Только скол, замыкающий кусок мира.

    Не спится, кажется, не ему одному. Йорик выходит из дрёмы, молча встает, натягивает штаны и лезет в рюкзак, стоящий у кровати, откуда появляются кисет, зажигалка и трубка.
    - У тебя еще осталось с биостанции? - Спрашивает Пепел у Дана. - Только давай на окно сядем тогда. Не люблю спать в прокуренной комнате.
    Пепел подходит к подоконнику, прикидывает, что места хватит на двоих и садится спиной к комнате, высунув наружу ноги. Принимается набивать трубку.
    - А у вас табак такой же на вкус? Просто я пробовал табак из двух миров, и не сказать, чтобы было похоже. Этот - с моей родной Грани.
    Иероним спрашивает это между делом, как бы размышляя о различиях. Но подумывает, выслушав ответ, поднять еще один вопрос, который не так-то уж и важен, но почему-то не дает ему покоя.
    За окном - звездная ночь. Морской бриз унёс облака, и чужие созвездия льют холодный свет на ночной садик под окнами, на деревья и тропинки за оградой. Где-то вдали огонек недремлющего окна. Слышится музыка - кажется, здешние жители не считают, что с заходом светила жизнь кончается и наступает время тишины и покоя. По крайней мере, не все. Стрекочут местные насекомые - видимо, какая-то разновидность ночных цикад. Хороший вечер. Для трубки, для размышлений - если уж не спится. И для разговоров вполголоса, чтобы не потревожить хозяина - наверное, тоже.

    4

    - Не осталось, - развел руками Ильин.
    - А табак у нас другой. Его много сортов, чуть ли не до сотни. Он во многих местах растет, и везде у него вкус и запах разные. Есть не только курительный, но и жевательный, и нюхательный. Из него папиросы делают, сигары... Это когда листья не режут, а целыми скручивают, очень плотно. Ну, и трубки им набивают. Наш генералиссимус и ...
    Дан замялся, подыскивая нужное слово. Оно должно было объяснить Пеплу, наверняка не знающему, что такое коммунистическая партия и председатель совета народных комиссаров, кем являлся Сталин в СССР.
    - ... в общем, самый главный в государстве... вождь... он тоже трубку курит. Говорят, набивает ее табаком, который из папирос высыпает. Папиросы называются "Герцеговина флор". Не знаю, что это значит, но звучит красиво.
    Ильин улыбнулся в темноту, чувствуя себя заправским лектором.
    - А у нас  на фронте самый ходовой табак - это махорка. Самосад, с резким вкусом и запахом. Самокрутки с ним делаются, когда холодно, он, вроде, даже как бы согревает. А еще говорят, будто от него мухи и комары дохнут. Сам не проверял, так что ничего сказать  про это не могу.
    Упомянув комаров, Дан вдруг неожиданно сообразил, что ни прошлым вечером, ни сейчас этих кровососов не было. Никто не зудел над ухом, не кусался.
    - Ты обратил внимание, что здесь комаров нет? - спросил он у Пепла.
    - Мухи, вроде, летали днем. А их точно ни вчера не было, ни сейчас нет. У вас, кстати, такая гадость водится?

    5

    - А. - Говорит Йорик. Вон кисет, бумажку... ну не знаю. Йорик смотрит на рюкзак, припоминая, что, вроде бы, особо бумаги в нем не осталось после того, как он в предыдущий раз отдал упаковочную тому же Дану на самокрутки. - С бумагой у меня туго. Могу раскурить трубку и поделиться затяжками. Если сообразишь бумаги - бери табак из кисета и крути.
    Пепел ёрзает на подоконнике, но в голову другие варианты ему не приходят. Дан, в привычной ему многословной манере, описывает табак и жизнь своей родной Грани - как раз в ситуации войны, которая ему запомнилась, ясное дело, сильней всего. Иеремия, задумавшись, забывает раскурить трубку и вовлекается в разговор со сравнениями:
    - Сорт и у нас не один. - Но нет ощущения, что ты куришь другое растение, понимаешь? Сигары у нас, кстати, тоже есть. Их в Республике делают, там это писк моды. Жевательный... нет, точно другое растение. Наш не жуют, это уж точно. А нюхательный табак наш бывший Регент любит... тоже вроде вождя. Когда его пожизненно отправляли на Черную Скалу, последним желанием было, чтобы "Старого кита" - ну сорт тоже - ему поставляли регулярно в одиночную камеру...
    И внезапно даже для себя добавляет:
    - Ну мы его немножко свергли. За хорошее поведение, естественно.
    Дан внезапно перескакивает на другую тему, и Йорик только удивляется. Комары? Какие еще комары?
    - Комары? Что за твари такие? Вроде мух? У нас гнус есть, оводы... вроде мух. Кусачие.

    6

    - У нас такая дрянь тоже водится. Правда, в разных местах. Гнус в северных районах, оводы... те повсюду, наверное. Как и комары. Они покрупнее чем гнус, помельче оводов. Но тоже кровососы, и кусаются так же жестоко.
    Дан слез с подоконника и направился прямиком к письменному столу. Внимательно осмотрел то, что лежало на на его столешнице, и выудил из-под стопки каких-то брошюр газету. Пожелтевшую от попадания на нее солнца, прошлогоднюю, судя по дате. Похоже, она долго валялась на столе или на подоконнике, прилично подвыгорела, а потом на нее что-то насыпали - возможно, во время уборки какой мелкий мусор. От газетки уже были оторваны кусочки, и Дан справедливо рассудил, что начатое кем-то дело вполне можно продолжить. Однако прежде чем оторвать от нее полоски для самокрутки, он все же пробежал взглядом страницу.
    - Здесь объявления. Кружки разные приглашают школьников, где-то кто-то нужен на работу. Вот попугая продают, вместе с клеткой. Правда, это все уже устарело. Газете больше года.
    С оторванными полосками бумаги Ильин вернулся на подоконник к Пеплу. Пальцы привычно заработали, скручивая самокрутки.
    - Черная скала... Звучит прямо-таки романтично и жутковато одновременно. Это и вправду какая-то мрачная скала в море? Со зловещей темной историей.
    Дан усмехнулся, приминая табак в бумажной трубочке.
    - Или же просто название чего-то?

    7

    - Да нет, прямо скала. И история вполне зловещая - изначально это была военная база Баркариса, около тысяч трех лет тому назад... как бы объяснить... хм... король пиратов был такой. Тиран.
    Пепел делает паузу.
    - Вообще, по-нашему он Хака Баркарис. Но мне хочется сказать то ли "Кормчий", то ли "Адмирал". Потому что Хака изначально "Кормчий", а в современном значении - военный командир флота. Видимо, тут слово "адмирал" обозначает что-то такое. У нас это называется "Хака", на Островах, в смысле. В Империи и Унии нет разницы между сухопутными и военными званиями. Что "генерал от инфантерии", что "генерал от навигации".
    Пепел снова замолкает. А потом внезапно взрывается:
    - Да какие к черту "инфантерии" и "навигации"? Албараин, Вармирасин!
    Йорик произносит эту тарабарщину как "Албара-ин" и "Варр-Мирас-ин", с типичным прирыкиванием и пришепетыванием, что за последние два дня стали менее заметны, а тут вновь проступили в полную силу.
    - Слушай, тут с языком вообще ужас какой-то. Всё не как у нас. Албара-ин, "Пешие Силы", "Вар-Мирас-ин", Силы Водной Глади... так у нас называются пехотинцы и флот. Откуда я, акульи соски, знаю все эти "инфантерии" и "навигации"?!
    Йорик хватается за голову и внезапно произносит рекордно длинную тарабарщину:
    - Йернем Иермейн Буайга паэ Андраж и Лубайма, Квиат Кассен Йораг Зелел!
    Выдыхает и требовательно обращается к Дану:
    - Скажи что-нибудь по-вашему. Именно по-вашему, не по-местному. Сконцентрируйся как следует, вспомни, как оно звучит в оригинале - и скажи! По звукам!
    Йорик пристально смотрит на Дана. Очень пристально, ловит каждый звук. Только бы понять - насколько родной язык Дана похож на язык его родины? Или на язык Звездной Грани, который не очень-то похож ни на местный, ни на его родной по звучанию? А может, он как местный совсем? Если не думать, не вдумываться глубоко - все вокруг, в том числе и Дан, звучат в точности как должны бы, нет никаких лингвистических парадоксов. Но когда начинаешь задумываться, почему и с какой стати "албараин" звучит как "инфантерия" или "пехота" и почему оно всё еще понятно до родных оттенков смысла, то становится страшно.
    Лигнвистическая конвергация, гениально предсказанная Премудрым Фибеусом, начинает потихоньку сводить его с ума.

    8

    - Не от меня точно!   
    Не ождидавший от Пепла такой эмоциональной вспышки, Дан чуть не выронил только что закуренную самокрутку.
    - Нет, я эти слова все знаю. У нас так тоже говорили, но очень давно. Лет за сто пятьдесят до моего рождения. То есть, смысл понятен всем и сейчас, но терминологии этой больше нет. Теперь все рода войск у нас иначе называются. Но вот слово "адмирал" существует. И обозначает то же самое, что и у вас. Высшее воинское звание на флоте. А сказать по нашему...
    Илай задумался. Надо было подбрать какую-то фразу, состоявшую из слов, аналога которым в местном языке точно быть не могло.
    - Тааак... - задумчиво произнес он после затянувшейся паузы.
    - Я жил в городе Ленинграде. В стране под названием Союз Советских Социалистических Республик. В составе союза шестнадцать республик. Россия, Белоруссия, Грузия. Гэ, эр, у, зэ, и, я.
    Вроде бы, произносимые звуки и слова звучали так, как и должны были звучать. Без грассирования, шепелявостей и каких-то еще отклонений дикции. Дан не сводил глаз с Пепла, ожидая хоть какой-то его реакции.
    - Узбекистан, Туркмения. Казахстан, Киргизия. Азербайджан. Тад-жи-ки-стан.
    Перечислять республики дальше не было смысла. Пепел и так  уже должен был сделать из услышанного фонетические или какие-то там еще лингвистические выводы.
    - Кстати, - припомнил Ильин то, что говорил ему Лаевский у костерка после  сеанса мозгокопания, - наш хозяин дома сказал, что на его Грани мое имя существует. Именно в той форме, как меня родители назвали. Даниил. А сокращенно меня у них звали бы Дэном, ласкательно - Данеком.
    Капитан затянулся самокруткой, выдохнул дым за окно.
    - И я же еще не рассказал тебе, что Лаевскому удалось выудить из моей башки. И про ключ, который вчера тебе показывал.

    9

    - Нет. - Говорит Пепел. - На наш - вообще не похоже. Совершенно другая фонетика. Но, кстати, очень похоже на местный. Видимо, поэтому только у меня голова протекает.
    Дан продолжает разговор и развитие темы, упоминая о именах, которые бывают на разных Гранях и об их совпадениях. Йорик невесело улыбается. Даниил... он де Дан, он же Дэн, он же Данек. Повезло Илаю, в каком-то смысле. Потому что у самого Пепла с именем всё обстояло далеко не так гладко.
    - А вот та длинная тарабарщина, которую я залпом выпалил - это моё полное именование. Как оно звучит на моей Грани... на нашем языке. А по здешнему... что-то вроде...
    Он замолкает и чешет в затылке, вспоминая, как до этой - единственно верной и родной - формы думал на здешнем здешний же вариант своего имени. И не может сопоставить пару вещей. Например, тот факт, что упоминается только имя отца, но не имя матери.
    - Потом. Что-то я запутался. - Пепел улыбается уже открыто и чуть виновато.- Давай лучше про ваши с Лаевским открытия, а то я уже с ума сойду со своими.

    10

    - Ну  и имечко! - неподдельно восхитился Ильин.
    - Хотя у нас тоже не у всех народов только имя и фамилия отца наследуется. Есть на моей Грани такая страна - Испания. Так у испанцев материнская фамилия обязательно присутствует в полном имени человека. А имя матери  могут дать мужику в качестве второго. У них там сейчас у власти генерал Франсиско Франко. Полное его имя Франси́ско Паули́но Эрменехи́льдо Тео́дуло Фра́нко Баамо́нде. Франко - фамилия отца. Баамонде - фамилия матери. А Эрменхильдо вообще имя бабушки.
    Испанскими событиями Дан пристально интересовался. Поэтому и запомнил полное имя диктатора.  Капитан Ильин даже подавал рапорт - просился в интербригаду, но получил отказ. Мол, артиллеристы сейчас в других местах нужнее. 
    - А про открытия.... Ключ, что я тебе показывал, оказывается, аккумулятор. Если его долго носить при себе, он подпитывается  энергией владельца.  Накапливает ее. И когда  хозяин ключа оказывается в состоянии неживой игрушки... ну, сознание теряет или еще что, ключ ему эту энергию возвращает. Об этом  на Грани Лаевского есть сказка. Про мастера, который изготавливал заводных  кукол. Они были очень дорогими, только богатые родители могли позволить себе покупку такой куклы своему чаду. Их заводили их вот такими ключами. Те ребятишки. что были, допустим, ослаблены болезнью, быстро отправлялись на тот свет. Не без помощи ключа-вампира.  И легенда легендой, но  Тадеуш сказал, что точно знает о существовании десяти таких ключей. Мой, ка кон сказал, не из них, но свойства у него такие же. Если я правильно понял  Тадеуша, мальчишки койво, любители  использовать красивые старинные ключи в качестве талисманов, превращают их в аккумуляторы. 
    Капитан замолчал, жестом показал Пеплу - не перебивай, мол - и затянулся самокруткой. Раз, другой, третий.  Потом продолжил:
    - Это объясняет то, как я сюда попал. Как выяснилось, я стихийный энергетический донор. Сам того не осознавая, делюсь энергией с тем, кто рядом со мной, и кому она нужна. Это мне не только Лаевский сказал, когда я с ним вот так случайно поделился - до него еще один человек такое говорил. Я его вспомнил с помощью Тадеуша.  Видимо, с ключом тоже не жадничал. Вот он меня и завел - вышвырнул энергетическим пинком хрен знает куда, когда я отключился. То ли туда, куда ему хватило энергии, то ли в то место, которое я пытался представить, но толком не смог. 
    Ильин докурил самокрутку.
    - Мне этот ключ подарил пацан по имени Витька. Когда меня, раненного, с моей Грани выдернула девочка Ветка, я оказался в доме его отца, Михаила Алексеевича Мохова, в городе Реттерберге.  И кстати... На моей Грани тоже есть сказка про заводную живую куклу.  Когда она сломалась, ее заменили настоящей живой девочкой, как две капли воды на нее похожей. Цирковой гимнасткой Суок.  Называется  сказка "Три толстяка".
    Дан опять замолчал,  давая возможность Пеплу обдумать услышанное и  высказаться о нем.


    Вы здесь » Сказки и быль » Настоящее » Чужаки в чужом доме.


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC