Сказки и быль

Объявление


Приветствуем Вас на словесной ролевой игре по мотивам книг Владислава Крапивина.
Даже если вы пока еще не знаете, что такое Кристалл и Дорога, Вам нужно всего лишь ознакомиться с Матчастью. После этого Вы сможете без труда ориентироваться в мире, созданном АМС на основе "Вселенной Крапивина". Прочтите Правила, заполните Анкету - и в путь, через Безлюдные Пространства в славный город Аркан. Пограничники-койво, наделенные способностью проникать в иные миры, лоцманы-проводники, взрослые, не забывшие, как сами были детьми, и просто девчонки и мальчишки, какими когда-то были мы с Вами - всем найдется место в нашем игровом мире. Оставайтесь с нами, будет интересно.


У нас:
  • Дата: летние каникулы, с июня по август.
  • Погода: традиционная для этих широт. Тепло и даже жарко, солнечно; дожди выпадают редко, в основном слепые, после которых в полнеба радуга. Теплая вода в море, лимане и речках, нагретый солнцем песок пляжей, огромные ночные звезды, горячий ветер, пахнущий степными травами. Благодать, да и только.
  • Основные игровые события:
    Кто сказал, что девчонки не любят приключения? Еще как любят! Подружки Зойка и Инка с удовольствием докажут вам это. Их ведь хлебом не корми - дай только ввязаться во что-то загадочное и захватывающее. А вот Дан с Пеплом, может, и не хотели бы оказаться непонятно как неизвестно где, но их мнения об этом никто не спросил. Результат - знакомство с братом Алексеем, с механиком Лаевским и его подопечным Лето, прикосновение к их тайне. Что будет дальше - узнаете сами. Читайте нас, присоединяйтесь к игре и приключайтесь вместе с нами!
  • Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Сказки и быль » Вне времени » Явился, не запылился!


    Явился, не запылился!

    Сообщений 1 страница 7 из 7

    1

    1. Время действия:
    Два года назад, конец лета - начало осени.
    2. Место действия:
    Аркан, интернат и окрестности.
    3. Погода:
    Лето, солнце. Можно дождь, если в тему будет.
    4. Действующие лица:
    Тадеуш Крайнц, Матвей Савельев.
    5. Синопсис:
    Перебравшись наконец в Аркан, Тадеуш устраивает свою жизнь на новом месте. И однажды приходит навестить Матека в интернат. В итоге обзаводится ещё одной работой и разрешением навещать мальчишку. Рад ли тот приходу спасителя, нет ли - кто знает?

    6. Необходимость и степень мастерского участия:
    Если понадобится, скажем.

    2

    - Родина этих детей - это и моя родина тоже.

    Так, тут нужно сохранять спокойствие. Волнение - это хорошо, но нельзя, чтобы тебя посчитали опасным. Ты волнуешься, подполковник, но держишь себя в руках, это должно говорить в твою пользу.

    - Я должен навестить их хотя бы один раз...

    На самом деле ты сходишь с ума от беспокойства, подполковник, не сходи, не надо. Беспокойство в некоторой степени оправдано, но сейчас ты слишком зависишь от чужой воли - будем надеяться, что доброй.

    ...маленький человечек в военной форме и длинной шинели скачет в глубине черепа и палит с двух рук в белый свет как в копеечку. Крайнц - Лаевский - опускает ресницы: как будто мысленные вспышки можно увидеть через его глазницы.

    - В конце концов, последний раз, когда я их видел, они выпрыгивали из начинающей гореть машины...

    ***

    Сам себя он бы никогда сюда не пустил. Сам себя он бы как минимум запер в карантин на полгода. Он ощущал себя чужим и неловким среди этих деревьев, низких заборов - бетонных решеточек, которые просто обозначают границу территории, да еще, может, не дают укатиться мячику. И то - полети мячик чуть повыше, и любой мальчишка перемахнет условную преграду. А потом вернется обратно, потому что внутри его удерживает, очевидно, не забор.

    Сам он прошел в ворота, точнее, в калитку рядом с воротами. Калитка была не заперта, на столбиках справа и слева наросла золотистая моховая плесень. Справа от калитки кирпичное низенькое здание - то ли подсобка, то ли сторожка - жалось к заборчику, прикрывалось деревьями и кустами. Деревья разрослись знатные, ветвистые - наверняка можно лазить с дерева на крышу и обратно. На одной из ветвей - толстой и растущей почти горизонтально - висели качели из разлохмаченного брезентового рукава, старого пожарного шланга. Внизу в узел была вставлена толстая палка, вот и все качели.

    Там же в тени торчали лавочки - пеньки, а на пеньках поперечные доски. Туда Крайнц и направился  - дать отдых ногам, а, главное, голове. Если делать как положено, то надо было бы пройти в главное здание, найти кого-то ответственного, представиться, показать документы - уж какие есть.

    "Спал король на ложе своем,
    И снился королю рассвет..."

    Мелодия крутилась в голове, как наваждение, злила повторами, но и успокаивала.Точнее, нет, не успокаивала. вносила какую-то ясность.

    Крайнц подошел к качелям, подергал шланг, качнул - держится крепко. Прямо искушение - сесть и покачаться.

    Вместо этого сел он на лавочку, вытянул плохую ногу - пусть успокоится и она.

    "Ему снилось, как меж речных волн
    он ищет белые яблоки..."

    Ох уж эти белые яблоки. Тут ими полнились сады. Красными, впрочем, тоже. Слева от калитки был, наверное, школьный сад, оттуда слышались голоса - кто-то должен же собирать все это богатство.

    По сторонам смотреть не хотелось. Хотелось встать и уйти, пока еще можно. Если уйти прямо сейчас, все останется как есть - мальчик будет жить в относительной заботе и безопасности, Тадеуш... Что у него есть, что у него останется, если он уйдет?

    Война, Война останется. Да еще останется та вспышка мечты и иллюзий об отцовстве, что привела его в дымящуюся машину, которая катится в овраг.

    а если он тут еще посидит, то или к нему выйдет кто-то из воспитателей и надо будет объясняться, и все пойдет по плану, или он сам медленно встанет и побредет к главному зданию. Потому что страх - недостаточная причина отступить.

    Но с иллюзией и мечтой придется попрощаться. Нет у него права на такое. Это-то и страшно.

    "Ночь страха...
    Ночь
    Накануне битвы..."

    Ну вот, соврал мелодию. Крайнц досадливо поморщился и заставил себя перестать напевать, даже шепотом.

    Мелодия, тягучая и притягательная, продолжала звучать внутри.

    Отредактировано Тадеуш Крайнц (2018-07-07 01:02:31)

    3

    Слово "сирота" в Аркане не любили. Вообще, совсем. Вот как-то так исторически сложилось, еще со времен Катастрофы. Тогда очень многие дети остались без родителей. Никакой информации о них не было, поэтому они числились пропавшими без вести. И назвать сиротой ребенка, родители которого, возможно были живы, ни у кого не поворачивался язык.  Поэтому  и придумали называть таких детишек, собранных в интернаты, "временно оставшимися без родителей".  Тем более, что по мере того, как шло время, а их папы-мамы так и не появлялись, ребятню начали разбирать в приемные семьи.  А потом в Аркане стали появляться дети с других Граней, одни, без взрослых. Они по сложившейся традиции тоже  не считались и не именовались сиротами.

    Эльза Арнольдовна Турс , директор Арканского интерната номер два "для детей, временно оставшихся без родителей", как было написано на вывеске у ворот, занималась неподобающим делом. Она курила на рабочем месте. Прямо за своим рабочим столом. Даже не потрудившись перебраться для этого на подоконник открытого окна, из которого в ее кабинет влетал теплый августовский ветерок, приносивший с собой голоса воспитанников. Они только вчера вернулись из горного лагеря, и еще толком не перестроились на несколько иной режим дня и правила, принятые в интернате. До начала школьных занятий оставалось три дня - этого времени было вполне достаточно, чтобы после лагерной вольницы втянуться в привычный ритм жизни, уже не в палатках, а в спальнях, где у каждого были свои обязанности. Кто-то отвечал за то, чтобы постели были вовремя заправлены, кто-то за порядок на тумбочках, ну, и так далее. Эльза Арнольдовна отвечала за все, что происходило в интернате.  И с его воспитанниками, и с воспитателями-учителями, и с имуществом, движимым и недвижимым.
    - Эльза Арнольдовнааааа!
    Звонкий девчоночий голос ворвался в кабинет раньше, чем в раскрытом окне появилась растрепанная голова Аськи - первой всезнайки и сплетницы всея интерната.
    Турс успела затушить сигарету в пепельнице и сунуть ее под стол. Встала с места, помахала рукой, прогоняя остатки табачных дымка и запаха, подошла к окну.
    - Что случилось, Ася? В честь чего такой крик?
    - Там какой-то дядька у нас на лавочке сидит! Возле качелей!
    - Не дядька, - машинально поправила Эльза девочку (одиннадцать лет, в интернате живет четвертый год, абсолютный музыкальный слух, ученица музыкальной школы по классу скрипки, болтушка и хохотушка).
    - Мужчина.  Отведешь меня к нему?
    - Конечно! - просияла Аська.
    Она очень любила быть полезной и нужной.  Ну, и все узнавать самой первой, конечно же.
    Эльза Арнольдовна воровато оглянулась на дверь своего кабинета. Присела на край подоконника, ловким движением перекинула через него длинные стройные ноги, спрыгнула на землю.
    - Ни-ко-му!
    Она разгладила ладонью крохотную морщинку на светло -серой юбке, предупреждающе подняла указательный палец и поводила им из стороны в сторону прямо перед носом Аси.
    Та послушно закивала, пряча лукавую улыбку.
    - Идем.

    [NIC]Эльза Арнольдовна Турс[/NIC]
    [STA]Директор[/STA]
    [AVA]http://funkyimg.com/i/2JkVz.jpg[/AVA]

    4

    Так, первый сценарий. От главного здания в его сторону шла женщина, одетая в офисном стиле.  Наверное, кто-то из воспитателей. Хорошо, не надо будет искать кого-то в незнакомом здании, заглядывая во все двери и попадая в неловкие ситуации.

    За женщиной спешила девочка - веселая и быстренькая, как белка. Все ясно - вездесущие детские глаза. Почему-то это показалось Тадеушу хорошим знаком. Девочка не боится, вот почему. Не спряталась, не стала ждать, пока взрослые сами как-то разберутся. 

    Тадеуш встал, выпрямился.

    "Я Лаевский, Тадеуш Лаевский..." - прокатал мысленно в голове имя из документов. Имя как имя, ничем не хуже любого другого. Сделал шаг, другой - нет, все в порядке, хромать сейчас он не будет. Пора.

    Он пошел навстречу, на ходу доставая из правого кармана брюк документы - те, что выписали уже здесь. Надо будет завести какую-то сумку... или избавляться от привычки не держать документы в нагрудном кармане. Летом или ранней осенью, в неофициальной обстановке, когда документы достаешь из кармана рубашки, и руки на виду, обычно все в порядке. А вот когда за документами тянешься во внутренний карман куртки или кителя - вот это уже опасно, могут решить, что вместо документов тянешься к кобуре... Но здесь, может, и нет у людей такого ожидания -  что вместо документов собеседник вдруг оружие достанет? Ох, не хотелось бы это однажды проверить болезненным способом.

    - Здравствуйте, - сказал он. - Я Лаевский, Тадеуш Лаевский. В ваших местах я человек совсем новый, - и протянул женщине  документы. Где-то среди них  была и записка из отдела адаптации.

    - Примерно год назад к вам поступил Матвей Савельев, 9 лет. И с ним еще двое мальчиков. Я... хотел бы узнать, как у них дела и встретиться с ними. С вашего согласия и согласия детей, конечно. Дело в том, что я их земляк. Они покинули нашу родину и попали в итоге сюда, - Тадеуш сделал жест рукой, показывая, что имеет в виду не только интернат, - потому что я их отправил. В службе адаптации мне подсказали, что я могу обратиться прямо сюда.

    5

    "Дядька" выглядел внушительно.  Серьезный, даже слишком. Высокий - Эльза  и на шпильках вряд ли достала бы ему макушкой до плеча.  Сейчас она была обута в балетки, и смотрелась рядом с высоким мужчиной с явно военной выправкой  совсем недомерком.
    - Здравствуйте.
    Ей пришлось чуть приподнять голову, и смотреть на посетителя снизу вверх, внимательно слушая его и одновременно изучая черты лица. Любая другая  на ее месте в таком положении казалась бы совсем потерянной маленькой девочкой. Кто угодно, но только не Эльза Турс. В этой миниатюрной  изящной женщине, с неожиданно  хрипловатым голосом, который она никогда не повышала, чувствовался стальной  несгибаемый характер. Наверное, именно поэтому даже самые отпетые и ершистые интернатские сорванцы стихали рядом с ней, становились послушными и приветливыми.
    Взгляд у мужика был довольно-таки тяжелым, пристальным. Так смотрят те, что обычно обладают какими -то властными полномочиями и привыкли спрашивать с  подчиненных по всей строгости закона.
    Наверное, из каких-то спецслужб. Но не из наших точно. Переселенец, скорее всего.
    Посетитель заметно волновался. Эльза взяла протянутые ей документы.
    - Приятно познакомиться, Тадеуш.
    Она бегло просматривала бумаги гостя, не переставая говорить с ним.
    - Я директор интерната. Эльза Турс.
    - Арнольдовна, - вмешалась в разговор  Аська.
    Она прижималась к Эльзе, обеими руками обнимая ее талию. Так прижимаются к родным людям или старшим подружкам.
    - Ася, ты в курсе, что влезать в разговор  взрослых некрасиво? Даже если ты слишком долго молчала.
    - Еще как долго! Целых три минуты.
    Слова "некрасиво" и "влезать" Аська предпочла пропустить мимо ушей.
    Эльза вернула документы  их владельцу.
    - Идемте, - она сделал приглашающий жест в сторону видневшегося из-за деревьев административного здания, -  в кают-компанию. Так у нас называется общая комната. Где телевизор, настольные игры... и все такое прочее. Ася, а ты сбегай за Маем, Риком  и Сашей.  И заодно заскочи на кухню к Евгеше...
    Аська прыснула в ладошку. Турс метнула в нее псевдо-строгий взгляд.
    - ... к Евгении Максимовне.  Попроси, чтобы она принесла нам туда кувшинчик холодного компота.
    Аська отпрыгнула от директрисы, крутанулась на одной ножке, и припустила вглубь парка. 
    - Евгеша - наш шеф-повар. Она в прошлом году закончила кулинарное училище. Ей девятнадцать лет, и она дико стесняется, когда к ней обращаются по имени-отчеству.
    Турс вела гостя к корпусу, исподтишка наблюдая за тем, как он держится при ходьбе.
    Точно военный. Какая-нибудь военная разведка? Пожалуй, да.
    - Беспорядку не удивляйтесь.  Только вчера вечером все вернулись из горного лагеря, инвентарь толком еще  по местам не убрали. После обеда и тихого часа займутся разборкой имущества. Сейчас, пока еще не так жарко, у воспитанников свободное время. Играют в парке  у фонтана и на спортплощадке. Что касается ваших ... - нужное слово нашлось не сразу, - ... протеже... С ними все в порядке.
    Эльза улыбнулась Лаевскому.
    - Мальчишки как мальчишки. Савельев - посложнее, но он и постарше.  Типа возраст обязывает быть таким. Ершистый, колючий. Но умный и добрый. Отзывчивый.  Животных очень любит. Здорово рисует. Не задира. Вот Сашка - этот любитель подразнить кого-нибудь. Рассеяный. И лентяй. Учиться ленится, а ведь очень способный.  У Рика всегда плохой аппетит. Инженерный склад ума и золотые руки. Он на Новый Год сам сделал пряничный домик.  Придумал конструкцию, Евгеша напекла пряников по его чертежам. Рик из них все них все самостоятельно собрал. А разрисовывали домик Аська с Маем. Ася  у нас талантище. Рисует, поет, стихи сочиняет, играет на скрипке. И Май ей явно нравится.
    О том, что эти мальчишки еще умеют, тебе знать не нужно.  Хотя, скорее всего, ты узнал об этих их "умениях" намного раньше меня.  Потому что отправил их сюда явно неспроста. И уж точно не поездом из Города в плацкартном вагоне.  Спасал от кого-то?
    Прежде чем войти в прохладный полумрак холла старинного двухэтажного здания, Эльза Арнольдовна чуть замедлила шаг,  в упор взглянула в глаза Лаевскому.
    - Вы военный... в прошлом? Разведка? Вы койво?
    И едва заметно усмехнулась:
    - Не бойтесь говорить правду. Какими бы ни были ваши честные ответы, я не запрещу вам увидеться с мальчиками. Потому что немного разбираюсь в людях.

    [NIC]Эльза Арнольдовна Турс[/NIC]
    [STA]Директор[/STA]
    [AVA]http://funkyimg.com/i/2JkVz.jpg[/AVA]

    Аська

    http://funkyimg.com/i/2JyuR.jpg

    6

    Трудно иметь дело с чувствами.

    Облегчение - все идет по понятному сценарию, Эльза Арнольдовна Турс - директор и все можно решить прямо с ней.

    Осторожность, опасение - что рассказать о себе? Несмотря на кажущуюся беспечность, здешние люди не поленились найти способ проверить, правду ли он им сказал по прибытии. Впрочем, не стоит множить сущностей без необходимости - что можно было рассказать там, можно дать знать и здесь.

    Ужас - Что, уже? Вот почти прямо сейчас уже надо будет заговорить с...

    С сыном.

    Не то чтобы они не разговаривали до того. Дистанционно, с напряжением, высказывая самое основное, и первый контакт свалился - буквально - на голову Тадеуша абсолютно внезапно, избавив его от неуверенности, страха ожидания и прочей шелухи.

    Тадеуш улыбнулся в ответ директору Эльзе... Арнольдовне. В другое время он постарался бы поговорить с ней дольше и активнее, чтобы она рассказала и о себе - но сейчас они уже входили в дом, в холл, освещенный только светом с улицы через дверь и частично занавешенные окна.

    - Да, я был военным. Сперва горячие точки, потом работа с исследованиями, потом - с кадрами. В том числе с кадетами. Сам я... из дополнительных умений - могу снимать боль, еще кое-что по мелочи. 

    "С легкостью могу причинить боль. Но это не уникальное умение. Для этого не нужно даже быть койво".

    - Когда я был в их возрасте, мои способности считались полезными, но - просто как приятный бонус. Прошло время, политика страны и отношение к койво изменились. Пришлось. - Тадеуш пожал плечами, - принять меры, какие получилось. Я не знал, куда именно попадут дети, это зависело от Матвея. Надеялся, что он сумеет правильно настроиться. Кажется, все получилось  неплохо.

    "...в спальне своей король
    На рассвете глаза открывает,
    Когда солнце в высоком окне
    Стало красным..."

    Мелодия тянулась и тянулась в голове, вроде бы уже лишняя, ненужная. А, нет, очень даже нужная, внезапно осознал Тадеуш. Это я так защищаю свой разум.

    Осознанное - поддается управлению. Мелодию можно прекратить усилием воли. Тадеуш не стал этого делать, просто отодвинул песню подальше, чтобы звучала на краю сознания. Шагнул в прохладные тени холла и дальше - его ждала какая-то кают-компания. Ну да - здесь же море везде рядом или почти рядом. Конечно, должно было возникнуть какое-то такое название. Интересно, а кабинет директора тогда что - рубка капитана?

    Срочно надо что-то придумать, что-то запланировать. Говорить ли мальчику все, как есть? Нет. Опасно.

    Чем именно опасно, Тадеуш пока не взялся бы сформулировать, но напряжение и ожидание беды выскользнули откуда-то из глубин, прикрытых мелодией, и вот они уже тут как тут.

    Надо будет с ними поработать. Потом. Если получится.

    7

    Они поднимались на  второй этаж по широкой пологой лестнице, с фигурными каменными балюстрадами и деревянными перилами по обеим ее сторонам, отполированными множеством рук.
    - Здание старинное, - рассказывала Эльза.
    Она очень внимательно выслушала все, что сообщил ей о себе Лаевский. Кивнула ему и заговорила сразу о другом - об интернате. 
    - Это бывшая дача самого первого градоначальника.  Ее с тех пор не перестраивали, только ремонтировали. Поэтому спортзал у нас по сути символический - просто выгородка в актовом зале. Шведская стенка, балетный станок, канат, бревно, конь. Но и воспитанников немного. 52 человека.  29 мальчиков, 23 девочки.  Комнаты в спальных корпусах у нас на двоих, Май пока живет один. Рик и Саша захотели поселиться вместе.  Школа обычная городская, совсем рядом.  Из парка выйти, сразу налево - буквально три минуты ходу. Даже дорогу переходить не надо.  Она новая, там прекрасные условия для всего. Кружков разных много. К нам в парк часто приходят одноклассники наших, играют все вместе.
    На двери кают-компании, всю ее высоту был нарисован маяк. От него в разные стороны расходились на стены лучи света. Нарисовано это все было масляными красками и смотрелось очень даже неплохо.
    - Рисовали Май, Аська и сын нашего врача. Он по профессии скульптор, керамист, но рисует тоже очень здорово. Там внутри еще одна фреска, уже полностью его работы. 
    Турс с усилием открыла тугую тяжелую дверь.
    - Проходите.
    Кают-компания представляла собой просторную очень светлую комнату. Два больших окна с бело-голубыми шторами, между ними стеклянная  дверь  на лоджию. Широкие подоконники уставлены горшками с цветами. Огромный диван  с высокой спинкой и мягкими подголовниками делил комнату на две части. Ближе к окнам в пять рядов друг за другом стояли столы и стулья, уместиться за ними одновременно могли 25 человек. Напротив них на стене висели обычная школьная доска и скатанный в рулон экран. В углу виднелась этажерка с глобусом и рулонами карт на ней, со стопками альбомов, карандашных коробок, тетрадей. На стене за столами был нарисован летящий на всех парусах корабль. Вспененные волны, развевающиеся на ветру вымпелы, летящие чайки - художнику удалось передать на этой фреске и скорость, и силу ветра. Напротив дивана, в левом от двери углу, наискосок стояла тумба с телевизором и диапроектором на открытой полке под ним.  Справа от двери расположилась точно такая же тумба с аквариумом на ней. По обеим стенам этой части комнаты стояли стеллажи, на которых вперемешку лежали игрушки, книги, коробки с настольными играми, разноцветные подушки и небольшие маты - их можно было бросить на застилавший пол синий ковер, и лежа или сидя на них смотреть телевизор. Посередине ковра была самая настоящая свалка  из мячей, сачков, рюкзаков, пакетов с сушеными травами, наполнявших комнату запахом мяты и чабреца - того имущества, что еще не успели разобрать после возвращения из лагеря. 
    - Присаживайтесь, -  Эльза кивнула гостю на диван.
    - Можно?
    Румяная темноглазая девушка, в белом фартуке поверх цветастого яркого платья и в белой косынке на темных волосах,  вошла в незакрытую директрисой дверь.
    - Компот! - искренне обрадовалась Эльза.
    В руках у Евгеши был запотевший прозрачный кувшин с темно-красным напитком, и штук пять граненных стаканов, вставленных друг в друга.
    - Спасибо, Женечка!
    Турс наполнила компотом два стакана. Подала один Лаевскому.
    - Вы понюхайте его, это же божественно!
    От компота исходил аромат вишни и смородины.
    - Я пойду? - спросила Евгеша, искоса поглядывая на гостя.
    - Идем, да.
    Директор обернулась к Тадеушу.
    - Извините, но мне надо идти.  А вы пейте компот, мальчики сейчас придут.  Когда соберетесь уходить, зайдите ко мне в кабинет. Это на первом этаже, коридор справа от лестницы, самая первая дверь. Хотя  там на ней и  табличка есть.
    Эльза улыбнулась гостю, и допивая на ходу компот, вместе с Евгешей вышла из кают-компании. Дверь она оставила открытой. Несколько мину в комнате царила тишина, нарушаемая только свистом какой-то птицы на ветке раскидистого дерева за распахнутым настежь окном. Спустя несколько минут в холле хлопнула входная дверь. Послышались шаги по лестнице и негромкие мальчишечьи голоса.

    [NIC]Эльза Арнольдовна Турс[/NIC]
    [STA]Директор[/STA]
    [AVA]http://funkyimg.com/i/2JkVz.jpg[/AVA]


    Вы здесь » Сказки и быль » Вне времени » Явился, не запылился!


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC